Čīles eksperiments

Posted on June 21, 2011

0


Рост социальной напряжённости в Чили сейчас не ставят под сомнение даже убеждённые сторонники неолиберальной модели развития страны. Заметно увеличилось количество протестных манифестаций и выступлений, лейтмотивом которых является стремление покончить с «диктатурой рынка», навязанной чилийцам военным режимом Пиночета.

Почти четверть века потребовалось чилийскому обществу, чтобы преодолеть тот страх, который вбивался в него внесудебными преследованиями, пытками и физическими ликвидациями. По данным «Доклада Реттига», не менее 3000 «инакомыслящих» чилийцев стали жертвами диктатуры, объявившей вне закона «социалистический эксперимент» президента Сальвадора Альенде и взявшей на вооружение экономическую программу «чикагских мальчиков». Курс на тотальную приватизацию подхватили демократические преемники Пиночета – Блок «Согласие» (демохристиане, социалисты), а с 2010 года – «Альянс» право-консервативных партий, лидер которого мультимиллионер Себастьян Пиньера был избран президентом. Электорат предпочёл его во многом потому, что Блок «Согласие» за 20 лет правления фактически ни на йоту не отклонился от неолиберальной стратегии Пиночета и близкого к нему круга «прихватизаторов».

Ожидать смены курса от воинствующего неолиберала Пиньеры не приходилось, но стремление избирателей «наказать» демагогов, коррупционеров и политических перевёртышей из «Согласия» было настолько массовым, что все их заклинания об угрозе возвращения «пиночетистов» к власти оказались бесполезными. В интернет-дискуссиях многие чилийцы приходили к выводу: хуже не будет!

Вместе с тем в чилийском обществе зреет понимание того, что пора радикально менять те аспекты в жизни государства, общества и политического устройства, которые – по «конституции Пиночета» 1980 года – ограничивают возможности для народного волеизъявления, свободы слова и собраний. Полицейский диктат никуда не делся, просто он мутировал в «духе требований времени», усвоил либеральную лексику, создал иллюзию открытости и демократической трансформации.

Во время отчета Пиньеры перед Национальным конгрессом 21 мая с.г. по всей стране проходили манифестации, в которых приняло участие не менее 100 тысяч чилийцев. Рабочие, студенты, служащие, активисты профсоюзных, экологических и индейских организаций выступили под лозунгами осуждения неолиберальной политики «Альянса». Яростные протесты оппозиции вызывают планы правительства Пиньеры по Мегапроекту «HidroAysén» – строительству 5 ГЭС в Патагонии. Затопление огромных территорий, уничтожение заповедных природных зон, изгнание местных жителей – индейцев мапуче – с насиженных мест – всё это вызывает растущее сопротивление граждан, недовольных экологическим произволом властей и олигархов, «заказывающих музыку». Настойчиво звучат требования покончить с безработицей, принять – взамен «облегчённого» – полновесный Трудовой кодекс, защищающий права тружеников и ограничивающий произвол предпринимателей. Студенты и преподаватели университетов и школ снова и снова выражают несогласие с «ползучей приватизацией» образования, превращения учащихся в «живой товар» в соответствии с «актуальными» запросами бизнеса. «Мы требуем равных возможностей для чилийской молодёжи в сфере образования, возвращения к полному государственному финансированию учебных заведений, отказа от проекта «частичной приватизации» Центрального университета в Сантьяго!»

Политологи обратили внимание на то, что большая часть протестных мобилизаций осуществляется без видимого участия партий. Независимость, спонтанность, открытость, всё более последовательная защита коллективных интересов – такой характер сопротивления неолиберальному режиму ставит в тупик правящий «Альянс». Низкая интенсивность внутренних конфликтов в минувшее двадцатилетие приучила чилийскую правящую элиту к комфортной жизни. Иностранные капиталовложения беспрепятственно поступали в страну, в которой социально-классовые конфликты как бы замерли на мёртвой точке. Всё схвачено, всё под контролем, идеалы потребительства прочно усвоены населением. И вдруг – на тебе! – всё больше недовольных и «внесистемных». Может быть, действуют «боливарианские эмиссары Чавеса»?

К этой версии Пиньера и его «правительство технократов и успешных бизнесменов» относится всерьёз. Ускоренными темпами предпринимаются меры по созданию компьютерных программ, обеспечивающих интернет-контроль над политически активными гражданами. Идёт реорганизация полицейских и контрразведывательных органов. Во времена Пиночета повсюду искали «руку Москвы», сейчас на повестке дня – «рука Чавеса». Посол США в ходе приватных бесед с Пиньерой регулярно подкрепляет эти подозрения «достоверной информацией». Отработанная методика по вбиванию клиньев. Впрочем, президент Чили и без этого делает всё возможное, чтобы пресечь экспансию «агитаторов Чавеса» на континенте. Для этого – с подачи администрации Обамы – было создано новое интеграционное объединение стран Тихоокеанского побережья: Мексика, Колумбия, Перу и Чили. Членов блока объединяет либеральная экономика и политическая ориентация на США. По замыслу Вашингтона этот блок должен стать противовесом «популистским» странам – Венесуэле, Эквадору, Боливии и Никарагуа. Активность Пиньеры была вознаграждена: Обама включил Чили в маршрут своего недавнего латиноамериканского турне.

Чилийские «органы» в своих анализах внутриполитической обстановки нередко указывают на «негативное влияние» революционных процессов в регионе как на источник растущей нестабильности в Чили. Однако перманентные студенческие выступления, всё более массовые забастовки рабочих и служащих, активизация индейского сопротивления (народ мапуче защищает свои права на исторические территории обитания) весьма сложно публично списать на подрывную деятельность Чавеса, Моралеса или Ортеги. При ближайшем рассмотрении чилийских проблем легко обнаружить, что за рекламной витриной «экономического чуда» скрываются острые социальные проблемы.

Из 17 миллионов чилийцев 19 % живут в нищете, констатирует доклад «Панорама общества», который распространила Организация по кооперации и экономическому развитию (OCDE). Серьёзной, практически неразрешимой проблемой для маргинальных жителей страны является приобретение собственного жилища. Программа строительства «народных домов» обернулась конфузом. Сначала были «нейлоновые дома» – так их прозвали за пропускающие воду стены: даже при слабом дожде их приходится накрывать пластиком, иначе – потоп! Потом чилийским позором стали дома-гномики – общей площадью 15 кв.м на семью… Те дома и квартиры, которые на нефтедоллары строит Чавес для простых венесуэльцев (площадью не менее 74 кв.м), в сравнении с «нейлоновыми хижинами» выглядят дворцами. Поневоле поверишь утверждениям о подрывном воздействии «боливарианской диктатуры» на умы малоимущих чилийцев.

Отсутствие эффективно функционирующей системы здравоохранения – ещё один унизительный для «чилийского чуда» фактор. Болеть в Чили накладно. Необходимость хирургического вмешательства грозит разорением для среднестатистической семьи. Поэтому многие чилийцы предпочитают самолечение. Или, если есть небольшие сбережения, поездку на Кубу – отдохнуть и подлечиться по совмещённой программе. Разрекламированная пенсионная система Чили не носит всеохватывающего и надёжного характера. Много махинаций, жульничества, дискриминации экономически несостоятельных граждан. Те страны, которые в лихорадке неолиберального экстаза поторопились скопировать чилийскую «пенсионку», оказались в информационной ловушке. У чилийцев вроде «всё получилось хорошо, а у нас никакого прогресса» и признаться в этом стыдно. Словно расписаться в недееспособности.

Невероятное количество делегаций из России прибывало в Чили для ознакомления с передовым неолиберальным опытом. Уже во второй половине 90-х годов прошлого столетия было ясно, что «чилийская модель» работает исключительно в интересах состоятельной элиты за счёт сверхэксплуатации рабочей силы. Большинство знакомых мне чилийцев жаловалось на синдром усталости. Многие держались только на бодрящих таблетках.

Я не удивлялся этому. Чтобы оставаться на плаву, им приходилось тянуть лямку на двух-трёх работах. Только это позволяло кормить семьи, определять детей в престижные школы, приобретать в кредит автомашины и, конечно, имитировать преуспеяние и довольство жизнью. Поэтому, когда я слышу от наших отечественных «прогрессистов» олигархической закваски о необходимости введения 60-ти часовой рабочей недели, мне становится не по себе. Драматическая статистика самоубийств в Чили – тысячи «неудачников» не вписались в систему, влезли в долги, растратили казённые деньги, попались на финансовом криминале – стоит ли петь осанну провалившемуся «чилийскому чуду»?

Официальные опросы общественного мнения показывают, что 65 % чилийцев не одобряют политику правительства в сфере здравоохранения, 64 % критикуют власти за отсутствие результатов по созданию новых рабочих мест, 63 % недовольны налоговой политикой. Нужно сказать, что прозрение самих чилийцев наступило с большим опозданием. Если тебе ежедневно внушают, что ты – представитель успешной страны, «южноамериканского экономического тигра», и имеешь право взирать на всех других обитателей континента свысока, – трудно вернуться в суровую реальность.

Нил Никандров

Advertisements
Posted in: buržuazija