M.Ahmadinedžada intervija Larri King šovā

Posted on April 24, 2011

0


Ларри Кинг: «Президент Ахмадинеджад, встретились бы вы с президентом Обамой здесь в Нью-Йорке, если бы представилась такая возможность?»
Махмуд Ахмадинеджад: «Зависит».
Ларри Кинг: «От чего?»
Махмуд Ахмадинеджад: «На Генеральной Ассамблее ООН мы заявили о том, что готовы говорить с ним. Я думаю, что было бы хорошо обсудить наши взгляды и обменяться мнениями в ООН перед представителями других государств и прессы. Было бы очень полезно, если бы все могли нас услышать. Это помогло бы решить многие проблемы».
Ларри Кинг: «Госсекретарь Клинтон говорит, что введённые против вашей страны санкции ограничивают вашу экономику. Даже бывший президент Ирана Рафсанджани сказал, что санкции носят серьёзный характер, и этого нельзя отрицать. Беспокоит ли вас их результат и их продолжающийся эффект?»
Махмуд Ахмадинеджад: «Мне кажется, вы подняли несколько вопросов. Вопрос заключается в том, почему правительство США вводит санкции, которые выходят за рамки санкций, установленных Советом Безопасности ООН? Разве это не является противозаконным? Разве это не показывает враждебность США? Американского народа по отношению к иранскому народу? И что важнее – администрации США по отношению к правительству Ирана? Это первая проблема. Второй  вопрос – на самом деле эти санкции никак не влияют на нас, потому что мы живём под санкциями уже более тридцати лет. Более того, наша экономика не основывается на экономике США, у нас самостоятельная, национальная экономика, которая даёт нам возможность обеспечивать себя всем необходимым. Что интересно, в течение тех лет, когда действовали санкции, у нас было больше стимула начать мероприятия, которые привели к усилению нашей экономики, и это у нас получилось с большим успехом. Мы знаем, что здесь, в США, многие подняли большой шум из-за этих санкций, потому что они якобы наносят нашей стране вред. На самом деле, санкции нас не беспокоят. Наоборот, они подтолкнули нас к тому, чтобы быть решительнее в том, что касается нашей экономики. У США нет и не было никаких отношений с нами на протяжении тридцати лет. Так против чего действуют санкции? Мы жили без США более тридцати лет и добились прогресса. Когда Иран носил хомут, который на него одели США, это была отсталая страна. С тех пор как мы живём без США, мы превратились в прогрессивную страну. Разве это плохо для нас? Я полагаю, это достаточно положительный шаг».
Ларри Кинг: «Вы понимаете те страхи, которые существуют из-за наличия в вашей стране ядерного оружия, ввиду общей враждебности в регионе?»
Махмуд Ахмадинеджад: «Кого это беспокоит?»
Ларри Кинг: «Мировое сообщество».
Махмуд Ахмадинеджад: «Кто это – мировое сообщество? Кто его представляет? США? Их друзья? Мировое сообщество – это очень широкое понятие. В чём ошибаются американские власти, так это в том, что они рассматривают себя как мировое сообщество. Но они им не являются».
Ларри Кинг: «Премьер-министр Израиля Нетаньяху был недавно гостем на нашей программе, и он сказал, цитирую: «Самая большая опасность, которая стоит перед человечеством – а это и есть мировое сообщество – это то, что Иран приобретёт ядерное оружие». Если так считает Израиль, а вы не сможете их в этом разубедить, не боитесь ли вы, что они могут нанести удар первыми?»
Махмуд Ахмадинеджад: «Значит, вы полагаете, что нас должны беспокоить страхи и заботы господина Нетаньяху? Почему мы должны за него это делать? Кто он такой, во-первых? Он опытный убийца. Все диктаторы мира обвиняют других. А он один из них. Его нужно судить за убийства палестинцев, за блокаду сектора Газа, что является противозаконным и противоречит уставу ООН, его нужно судить за убийства женщин и детей. И вы хотите представлять здесь его страхи и заботы? Позвольте я задам вам вопрос – почему американские СМИ берут на себя такую ответственность за представление забот и страхов господина Нетаньяху?»
Ларри Кинг: «Потому что в свою очередь он стал угрожать вам. Разве не следовало бы вам, Ирану, побеспокоиться в этой ситуации?»
Махмуд Ахмадинеджад: «Вы боитесь, что он может начать войну? Вас беспокоит, что эти люди хотят начать войну и ищут для этого предлог? Я понял. Я думаю, что контролировать таких людей как господин Нетаньяху и сионистский режим можно, прекратив его поддерживать. Правительство США должно прекратить использовать деньги налогоплательщиков, чтобы помогать ему. В этой стране 30-40 миллионов человек живут в бедности, 4 миллиона человек являются бездомными, почему эти деньги должны идти господину Нетаньяху, чтобы он мог приобретать оружие и нападать на Ливан и Газу, используя различные предлоги, а также угрожать Ирану. Это ужасно».
Ларри Кинг: «Хорошо, мы должны сейчас прерваться».
Ларри Кинг: «Все эти проблемы, кажется, сведены к тому, что он диктатор и вы диктатор. Если у вас есть ядерное оружие, а они этого боятся, это создаёт проблему для всего мира. Можете ли вы сказать здесь и сейчас, что у вас нет и не будет ядерного оружия? Это очень просто»
Махмуд Ахмадинеджад: «Во-первых, кто этот мир, от имени которого вы говорите? Вы имеет в виду Нетаньяху?»
Ларри Кинг: «Я имею в виду, что если кто-либо сбросит атомную бомбу на кого-либо, пострадает весь мир, вы знаете это».
Махмуд Ахмадинеджад: «Позвольте, я отвечу. Вы знаете, что согласно опросам, 88% процентов населения региона поддерживает иранскую ядерную программу. Так кого она беспокоит? Это первый вопрос. Никого в регионе не беспокоит иранская ядерная программа, кроме сионистского режима и американских властей. Мы не собираемся разрабатывать бомбу, мы в этом не заинтересованы, мы считаем, что это не принесёт пользы. Мы решительно выступаем за то, что сионистский режим и США должны разоружиться. Миру угрожают бомбы, которые есть у Америки и сионистского режима. Если они полагают, что, ведя пропаганду против Ирана, они смогут изменить общественное мнение, то они ошибаются. Мы твёрдо придерживаемся этой позиции и будем поднимать этот вопрос во всех международных организациях; мы обсуждаем это в процессе Соглашения о нераспространении  ядерного оружия. Сионистский режим должен был, согласно документу, ратифицированному Конференцией Соглашения о нераспространении  ядерного оружия, заняться своим ядерным арсеналом. США должны содействовать этому, потому что сионистский режим незаконен, эта страна развязывает войны. Равно как и США, которые начали войну в Афганистане и Ираке из-за ничего, поэтому правительство США также не имеет достаточной компетенции, чтобы иметь ядерный арсенал. Это относится ко всем, кто имеет атомные бомбы. Они все должны разоружиться. Атомная бомба – это худший и наиболее уродливый вид оружия. Поэтому те, кто имеют эти бомбы, должны их уничтожить, а у остальных нет права их приобретать. У нас очень ясная позиция по этому поводу. Вы должны понять, что эта пропаганда бессмысленна. У нас нет атомной бомбы. Это прекрасно знают США и Совет Безопасности».
Ларри Кинг: «Как обстоит дело со свободой совести в вашей стране? Студенты, защитники прав человека – не нужно ли вам улучшить ситуацию в данной сфере? Защищены ли в Иране права человека? Все ли в Иране имеют право выступать с протестом?»
Махмуд Ахмадинеджад: «Проблемы такого характера можно проследить в каждой стране. США тоже должны делать больше в данной области, не так ли? Давайте воспользуемся сравнительным приёмом. Например, я не думаю, что в Иране человека, проработавшего 15 лет в компании, могут уволить за высказывание собственного мнения, но это случается в вашей стране. Опытная журналистка была уволена за то, что выразила своё собственное мнение. В Иране такого бы никогда не случилось. Проблемы есть во всём мире, в том числе и в США. Мы готовы сесть за стол переговоров и обсудить данный вопрос вместе. Я хочу вас спросить – в Америке сидит в тюрьмах 2,5 миллиона человек. Они все убийцы или воры?»
Ларри Кинг: «Вы хотите сказать, что у нас есть политические заключённые?»
Махмуд Ахмадинеджад: «Нет, я говорю не об этом. Скажите мне – почему они сидят в тюрьме? Они все воры?»
Ларри Кинг: «Я не исследовал эту проблему. У нас большие проблемы с наркотиками».
Махмуд Ахмадинеджад: «У вас такое большое количество проблем, связанных с наркотиками – 2,5 миллиона человек? Один человек из ста сидит в Америке в тюрьме. Почему? Они все убивали и грабили?»
Ларри Кинг: «Нет, конечно, нет. Мы должны прерваться».
Ларри Кинг: «В отношении вопроса защиты прав человека вы должны признать, что у вас есть студенты, защитники свободы слова, против которых вы предприняли решительные меры; людей сажают в тюрьму за то, что они высказывают своё мнение, протестуют на улицах. Вы не можете заявлять, что Иран является страной, открытой для прав человека».
Махмуд Ахмадинеджад: «Вы можете делать эти утверждения даже без моего присутствия, не так ли? Зачем вам заявлять об этом сейчас? Такое ощущение, что вы рассматриваете дело в суде. Я задал вам вопрос – почему в тюрьмах Америки сидит 2,5 миллиона человек».
Ларри Кинг: «Они находятся там не за выступления на улицах».
Махмуд Ахмадинеджад: «Позвольте мне сказать. В Иране не сажают в тюрьму за участие в протестах. Все могут принять участие в протестах. Но скажите, если бы во время протеста в Америке кто-нибудь напал на полицейских и убил бы их, вы бы наградили их?»
Ларри Кинг: «Конечно, нет».
Махмуд Ахмадинеджад: «А почему вы ждёте, что их наградят за это в Иране? Если кто-либо нарушает закон, то дело поступает на рассмотрение в суд. Почему вы полагаете, что на законных основаниях в тюрьму сажают только в США, а в Иране в тюрьму отправляют на незаконных основаниях? В Иране тоже существует судебный порядок. Во время протестов люди нападали на полицейских. Полицейские подали заявления, и судья рассмотрел дела. Вы утверждаете, что в Америке заключённые – это преступники, а в Иране – сторонники свобод? Это ужасно. Почему власти США всегда поддерживают людей, которые нарушают в Иране закон? Это не красит США, только портит имидж».
Ларри Кинг: «В Иране всё ещё разрешена казнь через побивание камнями? Мы слышали о деле женщины, которая ожидает приговора».
Махмуд Ахмадинеджад: «Я полагаю, я объяснил это многим журналистам в ходе прошедших дней. Дело этой женщины ещё не завершено, приговора суда пока нет. Она обвиняется в убийстве своего мужа, и я не думаю, что если где-нибудь в мире женщину обвинят в убийстве мужа, люди выйдут на улицы в её поддержку».
Ларри Кинг: «Но её побьют камнями?»
Махмуд Ахмадинеджад: «Приговора суда пока нет, и это дело не относится к побиванию камнями. Здесь нет приговора о побивании камнями. Это заявление сделал человек, находящийся в Германии, оно не отвечало действительности. Наша судебная комиссия заявила, что это было ложное заявление. Но я бы хотел задать вопрос вам, господин Ларри Кинг. В прошлом году мы были здесь в это же время. В Питтсбурге проходил саммит «большой двадцатки». Более ста тысяч человек протестовали против экономической политики «большой двадцатки». Полиция жестоко обращалась с этими людьми, многие были избиты, их разгоняли водомётами с горячей водой, многих арестовали. И вы хотите мне сказать, что в США люди могут свободно протестовать?»
Ларри Кинг: «Мы это обсудим в другой раз. Мы ненадолго прервёмся».
Ларри Кинг: «Что вы думаете о полемике вокруг строительства мечети на месте теракта 11 сентября?»
Махмуд Ахмадинеджад: «У меня нет мнения по этому поводу. Муниципальные власти должны проинспектировать проект и объявить людям результат. Решение должны принимать власти и жители этого города. Какое решение я могу вынести по этому поводу?».
Ларри Кинг: «Но вы можете иметь мнение».
Махмуд Ахмадинеджад: «У меня нет мнения по этому вопросу. Я думаю, что люди должны уважать места поклонения, святыни, священные книги».
Ларри Кинг: «Разделяете ли вы оптимизм, что когда-нибудь мы будем свидетелями мира на Ближнем Востоке?»
Махмуд Ахмадинеджад: «Да, я настроен очень оптимистично. Не имея надежды, невозможно пытаться построить лучшую жизнь. Если будет признано право палестинского народа на национальный суверенитет, проблемы будут решены».
Ларри Кинг: «А что в отношении гарантии безопасности Израиля и признания Израиля как государства? Должно ли это тоже быть решено? Обе стороны должны пойти на уступки, чтобы воцарился мир»
Махмуд Ахмадинеджад: «Вы полагаете, что мы здесь должны решать за палестинский народ? Что он должен хотеть? Я думаю, что палестинский народ должен решать за себя сам».
Ларри Кинг: «У нас осталось немного времени. Мы ненадолго прервёмся».
Ларри Кинг: «У нас осталось буквально несколько минут. Фидель Кастро, который не является капиталистом, критиковал вас за отрицание Холокоста. Он сказал, что Иран должен понять уникальную историю антисемитизма. Что вы ответите Кастро? Его никак нельзя назвать другом Израиля»
Махмуд Ахмадинеджад: «Вчера господин Кастро послал мне сообщение о том, что его заявление было неправильно истолковано. Поэтому я ничего не могу сказать по поводу этого заявления. Но я бы хотел спросить, почему в США так сильно настаивают на защите сионистского режима? Какое отношение имеет США к стране, лежащей за 10 000 километров от неё по другую сторону океана?»
Ларри Кинг: «Потому что огромное количество людей было уничтожено просто за то, кем они являлись. 9 миллионов человек погибло. Для нас это имеет значение, поскольку наша страна придерживается гуманистических принципов. Многие евреи приехали сюда, многие евреи создали государство Израиль и хотят жить в мире. Кастро сказал, что вы должны признать то, что антисемитизм в мире существует».
Махмуд Ахмадинеджад: «Действительно ли то, что правительство США хочет защитить права человека?»
Ларри Кинг: «Конечно!»
Махмуд Ахмадинеджад: «Где были убиты эти люди? В Палестине?»
Ларри Кинг: «Не имеет значения, ГДЕ они были убиты. Важно то, что они БЫЛИ убиты».
Махмуд Ахмадинеджад: «Значит, если будет убит миллион иракцев, а остальные затем придут и оккупируют США – это приемлемо? Их ведь убивали в Ираке. Вы позволите им оккупировать США?»
Ларри Кинг: «Вы хотите сказать, что США свершили геноцид?»
Махмуд Ахмадинеджад: «Это отдельная дискуссия. Да, это произошло как в Ираке, так и в Афганистане. Но это отдельный вопрос. Я хочу спросить вас – если в стране нарушаются чьи-то права, предположим, что ваше утверждение верно, означает ли это, что они могут оккупировать чужую страну? В этом есть какая-то логика? Если мы будем следовать этой логике, то в мире не останется безопасности. Во Второй мировой войне погибло 80 миллионов человек, если бы оставшиеся в живых решили захватить 20 стран в мире, это было бы ужасно».
Ларри Кинг: «Это государство было основано на законных основаниях».
Махмуд Ахмадинеджад: «Вы же говорили о Холокосте, почему вы меняете тему? Вопрос заключается в том, какой интерес представляет для США защищать Израиль. Права человека нарушаются во многих странах. Вы знаете, сколько было убито американских индейцев? Знаете или нет? Вы журналист, вы должны знать»
Ларри Кинг: «Время нашего эфира подошло к концу, мы обсудим этот вопрос с президентом Ирана в следующем году».
Olga Kaetziro
Первая часть
Вторая часть
Advertisements
Posted in: ASV